Новости диаспоры Публикации Новости Библиотека Россия Азербайджан Фотография Форум
Главная страницаСделать стартовой Карта сайтаДобавить в избранное регистрация
Публикации
Опросы
Наши друзья
























Поиск:



Публикации
Перейти к общему списку

Оставить след на земле 02-03-2009
Посвящается азербайджанскому ученому Гамаршаху Джавадову, который своими научными работами позволил сохранить мир и дружбу с живущими рядом с нами малочисленными народностями




Принято считать, что стереотипы чаще всего закрепляют в общественном сознании негативное представление о ком-то или о чем-то. Но это не вся правда об устоявшихся точках зрения. Бывают стереотипы, несущие позитив, как, скажем, представление о толерантности нашего народа, сформировавшейся не вчера и не позавчера, а в течение веков в ходе многолетнего проживания бок о бок с представителями различных этносов. Любой побывавший в Азербайджане турист или прибывший по делам специалист заметит не просто гостеприимство хозяев, но и радушие и открытость, не связанные с тем, к какой – малой или большой - этнической группе он принадлежит. В наш век четкого размежевания по национальным квартирам такое, говорят многие, ощутишь не часто. Это отмечают все: в первую очередь эксперты международных структур, занимающиеся соблюдением прав человека. Представитель ООН Эсма Джангир, побывав в нашей стране, посчитала необходимым предложить организации, объединяющей практически большинство государств мира, изучить опыт Азербайджана в этой сфере, поскольку он, по ее мнению, является бесценным и нуждается в широком распространении.
Действительно, за последние годы сохранение и соблюдение толерантности в нашей стране, государственная поддержка работам в этом направлении не раз становились объектом не только научных исследований, но и выносились на различные международные трибуны. Опыт Азербайджана в этой сфере рассматривался и в Совете Европы, и в комитетах ООН, и на парламентских ассамблеях ОБСЕ, не говоря уже о различных странах мира, где это делалось на двусторонней основе. Но это, так сказать, опыт, уже готовый продукт, который можно исследовать, изучать, применять у себя.

Человек, о котором пойдет речь, доктор исторических наук, профессор Гамаршах Джавадов, всю свою сознательную жизнь делал именно то, что позволило нам, его современникам и, смеем думать, потомкам, сохранить мир и дружбу с живущими рядом с нами малочисленными народностями. Мало того, он стал исследователем жизни этих этносов на современном этапе, рассказав о них миру, а когда понадобилось в трудную минуту, встал на их защиту.
Это был (к сожалению, приходится писать о нем в прошедшем времени, поскольку беспощадная болезнь забрала ученого в самом расцвете творческих сил - 66 лет) прекрасный человек, чья душа жила в одном ритме с Азербайджаном, который он любил без громких слов, вкладывая свои чувства в работу. Он хорошо понимал ее значение для родины, особенно в трудные для нее годы лихолетья – тяжелые 90-е, но распространяться об этом считал лишним: он не любил высокопарности, его душевная скромность не позволяла ему уподобляться площадным крикунам. Как истинный интеллигент, он делал свое дело, и оно было ему наградой.

Уникальные этносы должны быть сохранены для человечества

В научной, да и не только, литературе постсоветского периода нередко дискутировался вопрос: «А надо ли искусственно сохранять малочисленные этносы? Ведь не секрет, что многие из национальных меньшинств сошли с исторической арены, ассимилировавшись с другими этносами, или просто в силу тех или иных причин просто исчезли. Возможно, такова их историческая судьба?». Ученого однажды спросили: «Надо ли поддерживать развитие малочисленных народов или оставить все естественной ассимиляции?». Этнограф возмутился: «Мир интересен своим разнообразием. Как можно в XXI веке говорить о естественной ассимиляции малочисленных народов, нацменьшинств и этнических групп? Демократические ценности, на которых строятся сегодня отношения в международном сообществе, в том и состоят, чтобы соблюдать права каждого человека, независимо от того, на каком языке он говорит и какую религию исповедует».
Джавадов был категорическим противником подобной точки зрения. Он считал, что дать тому или иному народу погибнуть или исчезнуть с лица земли - это все равно что не помочь человеку, нуждающемуся в спасении и поддержке, спокойно наблюдать, вместо того чтобы спешить на помощь и делать все необходимое. Исторический опыт Азербайджана, где в течение не одного столетия рядом с азербайджанцами - самым многочисленным коренным этносом, соседствовали представители более ста других народов, был, по его мнению, блистательным примером того, как можно предотвратить опасность исчезновения малочисленных этносов и этнических групп. Поэтому он считал необходимым описывать живущие в нашей стране этносы, сохранив для науки их происхождение, язык, материальную и духовную культуру, ремесла, которыми владели их представители, численность. Так рождались его монографии «Талыши», «Удины» (в соавторстве с Р.Гусейновым), «Малочисленные народы и национальные меньшинства Азербайджана». Одно лишь перечисление указанных в оглавлении последней книги статей говорит о широте и глубине раскрытия темы, научной дотошности автора, его знании истории и современных проблем этнических и национальных отношений в стране. Таты и курды, лезгины и цахуры, ингилойцы и крызы, этносы христианского происхождения, проживающие в Азербайджане, – все были предметом его научного интереса. В своих научных монографиях профессор Джавадов, рассказывая о своеобразии и неповторимости каждого народа, постоянно подчеркивал то общее, что делало их всех полноправными гражданами страны, которую он бесконечно любил. Представители этих народностей, этнических групп и национальных меньшинств, относящиеся к разным языковым семьям, когда было нужно, вставали на защиту Азербайджана - родины, которая была одна на всех. И поэтому он хотел, чтобы не только родина была любима каждым, кто живет на этой земле, но и она платила тем же так не похожим друг на друга своим сыновьям. Немало добрых слов написано им об известных людях, которые, будучи гражданами Азербайджана и искренне считая себя азербайджанцами, являлись представителями малочисленных народов.
Собрав огромный материал и издав затем монографию со скромным названием «Талыши», которую иначе как энциклопедией этого народа не назовешь, он сделал то, что не удавалось ни одному из представителей самого этноса.
Увидевшая свет уже после его ухода из жизни последняя книга ученого «Писал, чтобы остался мой след на земле» («Язмышам ки, изим гала»), в которой опубликованы его публицистические произведения, тоже говорит о гражданской позиции Г.Джавадова, заставлявшей его со страниц печати во весь голос заявлять о том, что его волновало. А заботило его многое. Это и необходимость знать историю своего народа, воплощенную не только в памятниках культуры, но и в предметах земледельческого труда. Его докторская диссертация называлась просто, без всякой помпезности - «Народная земледельческая техника в Азербайджане. Историко-этнографическое исследование». Когда читаешь его статьи о том, как и почему называли азербайджанские землепашцы отдельные периоды каждого времени года, то разделяешь с ним сожаление о том, что эти знания, к сожалению, утеряны. К тому же, и в этом с нами согласятся известные ученые из разных уголков бывшего Союза, отзывы которых на научные труды Джавадова приведены в книге, результаты его поисков аргументированно доказывали истину, которую некоторые сегодня стараются оспорить, что азербайджанцы – оседлый народ, имеющий древнюю земледельческую культуру.

Приоритет – научная достоверность

Монография «Удины. Историко-этнографическое исследование» двух докторов наук - историка Рауфа Гусейнова и этногра¬фа Гамершаха Джавадова, метко названная одним из рецензентов историко-этнографическим трактатом, отражала историко-политическое обозрение, хозяйство и материальную культуру, обычаи и традиции, а также многие стороны духовной культуры этого автохтонного этноса Азербайджана.
Описывая состояние албанских племен после арабского завоевания Азербайджана, авторы справедливо подчеркивали, что христиане Албании, оказавшиеся в сфере влияния армяно-григорианской церкви, стали терять свой язык и свою культуру. Более того, ученые на основе собранных доказательств утверждали, что только в зоне тогдашних Куткашена и Варташена (ныне Габала и Огуз) удины-христиане сумели сохранить до наших дней свою самобытность и свой язык. Подлинная научная добросовестность не дала им молчать, когда в 90-е годы во время армяно-азербайджанского конфликта вокруг Нагорного Карабаха некоторые «патриоты» разглядели в проживающих в этих районах удинах армян, что, естественно, приводило к различного рода недоразумениям и конфликтам. Г.Джавадов и Р.Гусейнов выступили в печати со статьями, в которых опровергали домыслы тех, кто утверждал, что удины принадлежат к армянскому этносу. Ученые доказали, что среди тех, кто издревле населял Азербайджан, сохранились малочисленные ныне этносы, участвовавшие в формировании азербайджанского народа: крызы и будуги, хиналуги и ингилои, а также и удины (самоназвание – уди, ути).
Происхождение и история удин вот уже 200 лет не только привлекает к себе внимание ученого мира, но служит порой объектом политических и околонаучных спекуляций, призванных подкрепить ложные притязания на прошлое и землю азербайджанцев, утверждали историки. В одной из статей двух маститых ученых указывалось, что «после арабского завоевания Азербайджана в VII веке и включения всей страны в состав Арабского халифата подавляющая масса местного коренного населения, в том числе удины, приняли ислам. Но часть их сохранила прежнюю веру, вследствие чего в VII веке, по воле арабского халифа, оказалась включена в состав армяно-григорианской церкви, которая еще с VI века предпринимала попытки под¬чинить себе автокефальную Албанскую церковь. Правда, и после VIII в. сохранились албанский католикос и его канцелярия, однако начался процесс активной деэтнизации и арменизации албан-христиан». Ученые доказали, что удинский язык, входящий в кавказскую языковую семью, как и сами его носители, не имеет ничего общего с чем-либо армянским: ни исторически и этнически, ни культурно и территориально, ни как-либо иначе. Ни в прошлом, ни в настоящем удины не зафиксированы на территории, именуемой Арменией. Причисление удин, по незнанию или преднамеренно, к армянскому этносу - историческое недоразумение, если не политическое или конфессиональное притязание. Приведенные учеными строгие научные доказательства, лишенные какого бы то ни было популизма и дешевой сенсационности, сумели переломить настроения в обществе и изменить ситуацию к лучшему. Ученые напоминали: «В Азербайджанской Республике делается многое для сохранения удин - одного из древнейших автохтонных этносов азербайджанской земли, донесшего до наших дней себя и один из древних местных языков, духовную и материальную культуру далекого прошлого. Это важно и необходимо не только потому, что удины принадлежат к коренным насельникам Закавказья и вообще всего Кавказа, но и потому, что они сохранили для нас и будущих поколений частицу прошлого азербайджанского этноса, являющего собой незаменимую и невосполнимую составную часть человечества».
Из равновесия Джавадова могло вывести только одно – научная недобросовестность. Помнится, как он возмущался диссертанткой, работа которой основывалась на исследованиях, якобы проведенных в Агдамском районе. Ученый возмутился: «Вы были на оккупированных армянами землях? – спросил он. – И там проводили исследования? Вам должно быть стыдно», - сказал он. А потом, рассказывая об этом, долго не мог успокоиться. В ученом мире хорошо знали непримиримость профессора Джавадова к такого рода поступкам. Он вел открытый бой с плагиатом, который обнаружил в работах одного из своих коллег - писал статьи в газетах, выступал на академических заседаниях. И с годами он не утратил это высокое чувство уважения к науке, не позволяя никому пятнать ее. Люди с годами приобретают способность к компромиссам, становятся сговорчивее в вопросах, касающихся нарушения моральных норм. Но не Гамершах Джавадов. Научная добросовестность, взвешенность в анализе новых явлений, выдержка и терпимость по отношению к чужим взглядам сочетались в его характере с яростным неприятием всего, что вредит науке, что ей противопоказано. И он боролся с этим, хотя видел порой вокруг примеры конформизма и соглашательства. И хотелось бы верить, что из десятков аспирантов и кандидатов наук, которых он готовил к научному поприщу, какая-то часть эти принципы своего учителя переняла, хотя быть таким, как профессор Джавадов, трудно. Пришедшая с возрастом мудрость не научила его компромиссу, несмотря на изменившийся миропорядок и смену общественно-политического строя, смену нравственных ориентиров и захвативший общество прагматизм. Он сохранил принципы, утрату которых считал опасной не только для себя, но и для всего общества в целом.


Элеонора АБАСКУЛИЕВА


Текст взят с сайта  regionplus.az


Вверх
© Координационный Совет Азербайджанской Молодёжи
© 2005 - 2009 ksam.org
Пишите нам: editorksam@mail.ru
При использовании материалов сайта ссылка на ksam.org обязательна
Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов и баннеров.