Новости диаспоры Публикации Новости Библиотека Россия Азербайджан Фотография Форум
Главная страницаСделать стартовой Карта сайтаДобавить в избранное регистрация
Публикации
Опросы
Наши друзья
























Поиск:



Публикации
Перейти к общему списку

Ходжалинцы, боль наша и печаль! 22-02-2007

Не один, наверное, читатель подумает, что автор предложил его вниманию «клубничку» из недалекого прошлого, когда были в моде разного рода спецхраны и особые папки, когда доступ к тем или иным книгам имели люди избранные, близкие к власти либо власть предержащие.
Спешу заверить клятвенно, что ничего подобного в уме не держал и даже мысли об этом допустить не смел. Просто выпало мне – и притом совершенно случайно (?! – и вы поймете природу появления этих знаков вопроса и восклицания – А.К.) полистать книгу одну, и могу сознаться, что никогда прежде такую книгу – по-человечески любовно скомпанованную, логически толково сверстанную и полиграфически современно изданную – я в руках не держал, во всяком случае, в Баку у нас выпущенную.

Озаглавлена она просто и бесхитростно, но убедительно и более чем потрясающее воздействие одним уже названием своим оказывает на того, кто в первый раз берет ее в руки -- «Ходжалинский геноцид» (в документах, фактах и зарубежной прессе). А эпиграфом, позаимствованным у общенационального лидера нашего Гейдара Алиева, -- «В XX столетии армяне неоднократно совершали агрессию против азербайджанского народа, учиняли геноцид. Самый страшный из них произошел в Ходжалы», -- эта книга просто ошеломляет, сшибает с ног.

И если скажу, что профессионально позавидовал доброй белой завистью ее составителям и редакторам, прошу поверить, что говорю это совершенно искренне и от души-от сердца. Хотя должен столь же искренне и откровенно признать, что приступил к знакомству с тем, что содержится под многозначительно черной с красным суперобложкой с понятной, надеюсь, всем и каждому осторожностью, которая обычно сопутствует знакомству с чем-то (или с кем-то) новым, необычным.

Но по мере того, как вновь и вновь осознавал я суть и смысл прочитанного или увиденного, во мне, несмотря на то, что именно эти тексты не раз читал я в газетах и на лентах информагентств, видел эти фотографии на экранах телевизоров и на страницах журналов, если не на негативах вообще, росло и крепло убеждение, что ничего подобного мне на глаза никогда ранее не попадалось.

Особенно – среди изданий, в той или иной форме, в той или иной степени, в том или ином аспекте затрагивающих общую боль нашу и страдания, оптимистическую нашу национальную трагедию!..
Именуется которая армяно-азербайджанским, нагорно-карабахским конфликтом. И вот уже 18 лет изо дня в день гложет нас, терзает душу, не дает покоя, кошмарами кровавыми снится.

На первый взгляд, правда, в ней, в книге этой, ничего нового не сказано. Те же официальные коммюнике о разного рода встречах и беседах, что публикуются чуть ли не ежедневно в периодической печати, те же интервью с зарубежными дипломатами и эмиссарами, свидетельские показания и заключения экспертиз, заявления и резюме должностных лиц и иных руководителей как национального, так и интернационального ранга.
Но вы только посмотрите, какова сила воздействия их, вместе собранных, под одну крышу, выражаясь словами издателей, заключенных!.. Это, поверьте, то же самое, что, удары, нанесенные растопыренными пятью пальцами, и удар крепко сжатым кулаком!

Да к тому же одновременно на трех языках – на государственном азербайджанском, что вполне естественно, на русском (а ведь были времена, и не столь отдаленные, когда самозванные беки зло противились изданию даже газет на русском, и только чудом очутившиеся в их элите достаточно умные особы сумели переубедить «братву», что это -- единственный путь довести правду о многострадальном нашем народе, о наших бедах и проблемах до просвещенной Европы, ибо худо-бедно, но русская периодика имеет стабильный выход на международную арену, но никак, увы, не азербайджанская, в те времена издававшаяся на кириллице), и на английском, который не красного словца ради величают трансконтинентальным и которому мы с вами, все, как один, должны быть чрезвычайно благодарны за то, что с его (и только его!) помощью получаем возможность «достучаться» до людей доброй воли и большого сердца, открываем им глаза на те гнусности, мерзости и подлости, что творит армянский неофашизм на нашей исконной земле, на преступления, перед которыми бледнеют иные «подвиги» фигурантов Нюрнбергского процесса.

Я многого не понимаю в этой жизни, хотя и побывал за долгие годы хождения по этой бренной земле в десятках переделок и сотнях житейских переплетов, и дожил до инфаркта, седых усов и пенсии. Не понимаю, например, почему вдруг мы становимся тихими и присмиревшими, когда на наши торговые суда и воздушные корабли накладывают арест совершенно беспричинно в морских портах и аэрогаванях соседних государств. Я не понимаю, по какому праву вузовский доцент, пусть и с дипломом МГУ, провозглашает себя руководителем какого-то общественного комитета с достаточно высоким названием и совершенно беспардонно вмешивается в решение (заметьте – не в обсуждение даже) государственной важности армяно-азербайджанских конфликтных проблем, срывает по линии международных организаций проводимые в Баку акции, выходит с безответственными заявлениями на ТВ-экраны, страницы газет и почему никто из должностных лиц не остановит этого случайного в политике безапелляционного человека, не укажет ему его место? Не понимаю, почему так долго мы терпели прожженного мошенника с международно подмоченной репутацией во главе функционально и социально важной для жизнеобеспечения Баку и Сумгаита компании. Не понимаю, как можно так вальяжно относиться к наглой выходке РТР (а это ведь государственный телеканал!), походя оскорбившего нашу суверенность, поправшего территориальную целостность Азербайджана «юбилейным» репортажем из «НКР», и вызывающе дерзкой, отнюдь не дипломатической реакции на случившееся пресс-атташе российского посольства в Баку. Не понимаю, с какой целью назначили шеф-коучем национальной футбольной сборной (акцентирую ваше внимание – это же спортивное лицо страны, так во всем мире принято считать!) молодого человека, тренерский стаж которого – без году неделя, характер – отнюдь не крутой и далеко не принципиально последовательный, а кругозор, пусть уж он меня извинит, -- не шире среднеформатного экрана в провинциальном кинотеатре.

А самое, на мой взгляд, главное и чувствительное – я не понимаю, почему мы всякий раз отстаем от визави наших в конфликте, от врагов (давайте хоть сейчас назовем все вещи своими именами, и армян – врагами в том числе и в первую очередь!) в оценке тех или иных фактов и событий, почему долго размышляем и очень долго озираемся по сторонам, как будто кто-то и что-то должен нам подсказать, посоветовать, а не принимаем адекватные решения мгновенно, именно в том ритме и том ракурсе, который диктуется ситуацией.

И в силу этого оказываемся раз за разом в положении догоняющего, оправдывающегося. Хотя, наверное, не только я помню знаменитое стендалевское: «Чем больше ты оправдываешься, тем меньше я верю в то, что ты невиновен.» Простая как будто истина, и в то же время…
А потом мы удивляемся тому, что мир не верит нам и верит армянам…

И, раздосадованные, не умеющие большей частью полемизировать и не привыкшие в полемике пользоваться вескими доводами, а только лишь – эмоциями, ашугскими сказаниями и голословными заявлениями, все глубже погрязаем в окопах информационной обороны, ища и не находя формулы перехода в наступление.

Обидные слова, да? И больно бьют по самолюбию, не так ли?
Но стиснем зубы, друзья, стерпим. Потому что это – правда! И касается она всех нас – меня и тебя, его и ее, наших близких и родных, и знакомых, и друзей-приятелей, и даже недругов и недоброжелателей.

Стерпим, сознаемся хотя бы самим себе, что, как бы громко не кричали мы о кризисе стоящих по ту сторону линии соприкосновения, в информационной войне успех не нам сопутствует пока.

И не об этом ли говорил, выступая перед аккредитованными в зарубежных столицах азербайджанскими дипломатами, президент Ильхам Алиев, подчеркивая, что работа с диаспорой запущена, и требуя безусловного и беспрекословного ее улучшения и всестороннего совершенствования?!
Мне рассказывала приятельница моя стародавняя – профессор Светлана Абдуллаева, в годы оные кафедрой русского языка и литературы заведовавшая в Высшей партшколе при ЦК Венгерской социалистической единой рабочей партии, а после свержения коммунистического режима оставшаяся жить в Будапеште, избранная президентом общества дружбы Венгрия -- Азербайджан и пользующаяся, должен с удовольствием признать, исключительным авторитетом у интеллигенции этого красивейшего края на Дунае и Балатоне:
-- Нас тут, азербайджанцев, всего ничего, несколько семей, с полсотни еле наберется человек. Но поди ж ты: каждый на себя одеяло тянет. Правда, особо мы этим властолюбивым индивидуумам разгуляться не позволяем, но поверь, работать трудно, очень трудно…
Или – другой пример, не менее, я полагаю, а даже более чувствительно больно бьющий по нервной системе, по честолюбию национальному, по гордости. Сын мой мне рассказывал об этом едва ли не со слезами на глазах, и я не поверить парнишке, только-только вступающему в жизнь и не все ее еще козни понимающему, не хочу и не могу.

Был он, глава пресс-службы Республиканской федерации гимнастики, в Москве на еврочемпионате и решил, с согласия, разумеется, непосредственных своих руководителей, пойти в ВАК (так, кажется, называется организация, занимающаяся в российской столице проблемами живущих в этой стране азербайджанцев) и попросить помощи: так, мол, и так, идет важный турнир, в котором наши спортсменки могут занять достойное место, и было бы неплохо, если бы подсобили вы, оповестили наших сограждан, чтоб пришли они во Дворец спорта и поддержали морально девчат, из Баку приехавших.
И знаете, что ответил ему ничтоже сумняшеся клерк, восседавший за огромным столом в комфортабельно обставленном офисе? «А вы почему сюда сегодня явились? – важно спросил он, не поднимая головы. И продолжал поучительным тоном так, будто вел урок у первоклашек. – Вам надо было заранее к нам с письмом обратиться, мы бы обсудили его, наметили план мероприятий, изыскали бы пути решения проблемы…»
Мой сын – это мой сын, сын своего отца, и я горжусь им! Он, поступил точно так же как поступил бы я: молча развернулся и, не дав тому чванливому бюрократу азербайджанского рождения, но московской прописки закончить начатую было фразу-назидание, гордо вышел из кабинета, чтобы более туда не возвращаться…

Да что там диаспора европейская, российская либо, скажем, американская! Я сам от чистокровных соплеменников своих, родившихся и выросших чуть южнее Араза, немало натерпелся!..

Судьба забросила меня в Тебриз в те как раз тревожные дни, когда случилась трагедия Ходжалы: сборная Азербайджана выступала в международном турнире по тяжелой атлетике, посвященном годовщине Исламской революции в Иране, и вместе с нами престижные медали оспаривали штангисты Болгарии, Ливана, Польши, Румынии, Казахстана, Киргизии, Алжира и ряда других стран, в том числе и Армении.

Размещены мы были в самом крупном и самом комфортабельном в городе отеле, назывался который бесхитростно «Тебриз», был маркирован пятью звездочками, и в общем и целом претензий у нас к организаторам не было. Благо, догадались они развести наших парней с армянами по разным этажам, и мы практически не сталкивались, нигде, кроме как в соревновательном зале.

И надо же было случиться, чтоб вечером 25 февраля мы с тренерами нашей команды были в гостях и в отель возвратились поздновато, где-то около полуночи. Подъезжаем, а у парадного входа – столпотворение, кто-то заходит, кто-то выходит, все суетятся, все одновременно говорят А по периметру -- автоматчики, с оружием притом наизготовку.

Вижу в толпе наших – в пальто, в дубленках, с сумками в руках и, ничего не понимая, выскакиваю из автомобиля:
-- Что случилось-то, ребята? И почему вы одеты по-походному?
Вынырнувший откуда-то сбоку полузнакомый клерк из Иранской тяжелоатлетической федерации хватает меня за руку:
-- Потом, агаи Акшин, потом!.. Собирайтесь, мы вас переселяем в другую гостиницу.
Я, естественно, уперся: пока, мол, не скажете, в чем дело, наша команда ни шагу не сделает, а станете настаивать, я немедленно позвоню в Тегеран, в посольство и буду требовать рассмотрения вопроса на дипломатическом уровне.
И видимо, столь грозно прозвучал этот мой демарш, что спустя пару-тройку минут тот же чиновник подошел ко мне и зло буркнул:
-- Поздравляю, вы добились своего… Вас мы оставляем здесь, а вот их, -- он кивнул в сторону служебного входа, где в кольце иранских спецназовцев кучковались штангисты сборной Армении, -- перевезем подальше, в какой-нибудь пригородный кемпинг. А то, не приведи Аллах, беда может случиться…
-- Да объясните же в конце концов, -- взорвался я, -- что тут происходит?! И что это за блажь такая – людей по ночам переселять?
-- Как, агаи Каземзаде (именно так иранцы произносят мою фамилию) не знает, что произошло? – картинно схватился за голову собеседник. – У вас там, в Карабахе ваши с армянами перестреляли друг друга… Целый город пострадал… Всех-всех уничтожили – стариков, женщин, детишек… Беременных даже не пожалели… Вот мы и получили распоряжение расселить вашу команду с армянской – не ровен час, еще друг с другом сцепитесь здесь… А нам только этого не хватает.

Так в мою жизнь вошел Ходжалы – небольшой азербайджанский городок, приютившийся в горах, по соседству с древним и не менее горемычным Ханкенди, волею дашнакствующих большевиков переименованный в честь злейшего врага нашего народа Степана Шаумяна.

Хотя нет, вру! Ходжалы довелось узнать годом-двумя раньше, когда специальными корреспондентами «Бакинского рабочего» мы с фоторепортером Агали Мамедовым были командированы в Агдам (в те дни еще не сданный предательски армянским оккупантам). И уже тогда многие незначительные как будто на первый взгляд штришки свидетельствовали, что город, со всех сторон окруженный сепаратистами, а дислоцирующимся рядышком, в 10-15 минутах езды Комитетом особого управления, возглавляемым небезызвестным Поляничко, просто-напросто позабытый-позаброшенный, обречен… Ни связи с Агдамом (рейсовых вертолетов не было, вертолет приземлялся здесь от случая к случаю), ни хлеба в магазинах, (люди обходились натуральным обменом, и можно было только представить, каково им приходилось!..), ни даже подобия улыбки на лицах редких прохожих…

Я очень сожалею, что не выложил в Тебризе и малой толики всего этого тому клерку от тяжелоатлетического спорта, ни имени, ни должности которого ни сейчас не знаю, ни тогда не знал, да и знать после сказанных им слов не желаю. Потому что слова эти были произнесены таким безучастным тоном, таким безразличным, будто речь шла о ком-то совершенно чужом, о постороннем, о неодушевленном предмете. А не о людях, не о единоверцах-мусульманах, не о братьях по крови-азербайджанцах наконец.

И такое меня зло взяло, так мне больно и обидно стало, что еле сдержался я, чтобы не отматюкать этого давно не причесывавшегося бородача, который откровенно любовался своим расхристанным видом и показным пренебрежением к случившейся рядом, по соседству страшной трагедии, которому было абсолютно наплевать, кого от кого отселять – армян от азербайджанцев или азербайджанцев от армян, которого если и мучило что-то, то лишь желание побыстрее отбояриться от этих совершенно не нужных ему и чуждых для него заполночных забот и уехать домой досматривать столь неурочно прерванные сны…

Ну, да ладно, Аллах с ним, быть может, не шибко политически грамотным экс-спортсменом, тяжелее штанги ничего в жизни не поднимавшим и ничего, кроме рекордных для себя килограммов, не понимавшим. В конце концов, он – подданный чужого государства, и ему наплевать, кто кому горло перережет на том берегу пограничной реки Араз.

А что вы скажете о профессиональном дипломате, о нашем, азербайджанском, из Баку приехавшем, не пожелавшем встретиться с руководителями национальной сборной команды своей страны, которые были приглашены в Тегеран на официальный, в рамках Международной федерации футбола турнир стран ЭКО (экономическое содружество мусульманских государств) и, больше того, привезли специально для него по поручению Милли меджлиса огромную кипу пропагандистской литературы, разоблачающей происки армянских националистов, карабахских сепаратистов и двойные стандарты их зарубежных покровителей?

Я лично несколько раз звонил ему, этому немолодому доктору каких-то наук, случайно, конечно, же, оказавшемуся в кресле Чрезвычайного и Полномочного посла суверенного Азербайджана в ИРИ благодаря расположенности к его персоне со стороны правившего в то время Народного фронта, но он даже не соизволил взять трубку и только через помощника своего милостиво сообщил: «У господина посла сейчас урок английского. И он не знает, когда освободится», что в переводе на общедоступный звучало так: «Больше сюда не звони».

И другого посла нашего вспоминаю, тоже ставленника Народного фронта и тоже, кстати, профессора. Он представлял нашу республику в России и не помню уж по какому случаю был приглашен вместе с послом Армении в Москве в телевизионную программу «Утро», самую, пожалуй, смотрибельную на «Первом канале», как сейчас говорят, и идущую по традиции в прямом эфире.

И обоим был задан ведущими передачи один и тот же вопрос: как они рассматривают карабахскую проблему и какими видят пути ее разрешения.
Казалось бы, вот тебе идеальная возможность изложить четко и однозначно позицию Азербайджанского государства, вот тебе шанс вскрыть публично сущность лживой армянской пропаганды, пригвоздить ее к позорному столбу на глазах многомиллионной аудитории, охватывающей практически всю планету!

Но нет же! Наш посол был сама учтивость и уступил право первого слова армянскому коллеге. А тот, воспользовавшись столь неожиданным подарком, минуты на две толкнул явно заранее подготовленную речугу о безосновательности азербайджанских притязаний (?!) на карабахские территории, об исторической несправедливости, поставившей древний армянский народ древнего Арцаха в зависимое от ненавистных турок положение и тому подобную ахинею.

А наш дипломат-профессор лишь загадочно улыбался и многозначительно ухмылялся. А когда, наконец, микрофон придвинули к нему, понес такую чушь, что уши просто вянуть стали, и создавалось впечатление, словно не на дуэль словесную он пришел по принципиальнейшему межгосударственной важности вопросу, а на рядовой светский раут и сочтет свою миссию вполне приемлемой, если ни резких возражений себе не позволит, ни аргументированных заявлений по существу.

В те минуты я просто на находил себе места, во мне все бурлило от гнева и возмущения. И на секундочку я попробовал себя представить на месте посла.
Да я не то что уступил бы визави своему слово – я бы постарался все, что на сердце накипело у меня, у моего народа, изложить, и притом в самых нелицеприятных выражениях, говорил бы о тех страданиях, что доставляют нам, азербайджанцам, «братья-армяне», воздал бы заодно должное тем российским генералам и политикам, которые на 1 миллиард долларов передали Армении оружия и боеприпасов. Я просто во весь голос и на весь мир завопил бы из студии «Останкино» о том, кому на руку этот армяно-азербайджанский, нагорно-карабахский конфликт и какие неисчислимые беды несет он -- не вовлеченным двум странам, не региону, не СНГ, а всему-всему миру, планете нашей!
А наш посол тихо и молчал и мило улыбался…

Некоторое время спустя, после того, как был он отозван, я видел его случайно на Торговой: он шел по людной улице, негромко с кем-то беседуя, и на лице его было написано, что безмятежен он и по-своему счастлив. И я понял в тот миг, что он – из той категории людей, которые рождены жить только для себя, а для всех остальных уже потеряны.

Они никак не поймут Булгакова, например, считавшего, что правду говорить легко и приятно, если она не замутнена лживой патетикой и гнилостным пафосом. Иначе она плохо соотносится со здравым смыслом и добропорядочностью.
Обращаться к их душе надо было гораздо раньше, в детстве раннем, максимум в отрочестве.

… Я еще и еще перелистываю «Ходжалинский геноцид», пытаюсь вчитаться в какие-то строки, вглядеться в какие-то снимки, но, извините, сердце не выдерживает и начинает биться сильно-сильно, провоцируя килограммовые выбросы адреналина, глаза отказываются служить мне, пальцы плохо слушаются – предательски дрожат и судорожно скользят по бумаге…

Я вообще не считаю себя сторонником громких фраз и стараюсь избегать пышных сравнений, но право же, фолиант, который раскрыт передо мною, -- самая настоящая ядерная бомба, с зарядом во много-много раз превышающим тот, что был сброшен на Хиросиму!
Это громадной, неисчислимой мощности идеологический снаряд, который при умелом пользовании вполне способен взорвать устоявшиеся, увы, за годы конфликта с подачи армянских наших оппонентов взгляды на положение вещей, произвести революционный переворот в сознании экспертов, в том числе и сторонников наших врагов, это то средство, которое может заставить публику, придерживающуюся нейтралистских, скажем так, позиций, сделать решающий шаг на нашу сторону баррикады.
Но – при умелом, повторяю, пользовании!
А мы? Как мы распоряжаемся этой бесценной пропагандистской возможностью? Ходим по улицам заграничных городов и весей и раздаем «Ходжалинский геноцид» прохожим? Рассылаем по домашним адресам и офисам друзей и просто знакомых в Праге и Вене, Нью-Йорке и Париже? Просим, требуем, как это сплошь и рядом делают армяне во Франции, Канаде, Швейцарии и т.д., поставить в повестку парламентских слушаний и правительственных обсуждений? Или, может, на приемах и презентациях, коих великое множество в деловой практике дипмиссии за рубежом, преподносим приглашенным?
Нет и нет!!!

Книгу-обвинение, книгу-обличение, в создание которой немалочисленный авторский коллектив под руководством заслуженного журналиста, президентского стипендиата Азада Шарифова вложил огромный творческий и патриотический труд, издательско-полиграфический дом «Абилов, Зейналов и сыновья» -- оформительскую выдумку и вкус, а выступавшая спонсором (позвольте, а причем тут спонсорство, причем благодетель частный? Такие книги издавать дано государству, и только ему, это же государственная – го-су-дар-стве-на-я! -- политика) Ассоциация содействия развитию гражданского общества в Азербайджане – немалую сумму, была выпущена мизерным, я бы сказал, ничтожным с точки зрения ее политической важности полутысячным тиражом.
И ни одна живая душа, ни одна инстанция не узрела в этом ничего предосудительного, ничего несуразного. Более того, книга получила прессу и даже была удостоена престижной премии «Хумай».

Тогда, очевидно, и попала она в поле зрения главы государства, и он, мгновенно оценивший ее несомненные пропагандистские достоинства и возможности, потребовал реанимировать матрицы и повторить тираж, и неразово, а дважды кряду. Что и было сделано (ох, и любим же мы жить в ожидании высочайших указаний и повелений! Даже снег, выпавший в морозную зимнюю ночь, начинаем расчищать после распоряжения президента, но никак не по надобности житейской) в кратчайшие сроки.
И эти дополнительные экземпляры были разосланы по посольствам, консульствам, представительствам Азербайджана, были в срочном порядке розданы в диаспорические институты.

Но позвольте – почему опять разосланы и почему строго по спискам?
Неужто нельзя сделать это издание массовым поистине и выставить книгу в розничную продажу? Почему нельзя ее распространять в организованном порядке? Разве ж наши министерства и ведомства, разве иностранные учреждения, аккредитованные в Баку, Гяндже, Сумгаите, Нахчыване, не приобретут ее, ежели будет проведена загодя соответствующая ее презентация, так сказать, на уровне?!
Ведь мы же в конце концов имеем дело с добрыми, старающимися нас понять людьми, не с врагами нашими или недоумками.
Если бы был готовый рецепт, никто бы, разумеется, его не утаил. Но готовых-то рецептов нет.
В подобных ситуациях предлагается подумать каждому. Иначе – конец…
Громко звучит, предостерегающе, кого-то, вполне допускаю, может и обидеть, и оскорбить в лучших чувствах, но – это правда.
Правда, не замутненная угрызениями совести. Та правда, которую преподносят не кривя душою.
Которую в порядочном обществе искренне величают кристально чистой.


Акшин КЯЗИМЗАДЕ,
заслуженный журналист Азербайджана,
лауреат национальных премий
им. Гасанбека Зардаби, «Золотое перо» и «Инам»,
член Международной ассоциации
спортивной прессы (AIPS).




Вверх
© Координационный Совет Азербайджанской Молодёжи
© 2005 - 2009 ksam.org
Пишите нам: editorksam@mail.ru
При использовании материалов сайта ссылка на ksam.org обязательна
Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов и баннеров.